Воспоминания Галины Степутенко

Мои родители прожили в Красных домах с 1958 г. до конца своих дней. Папа, А. А. Степутенко, был певцом, народным артистом России, солистом театра Оперетты. Этому жанру он отдал 45 лет, работая на одной сцене с легендарной Т. И. Шмыгой. Более подробно ознакомиться с его жизнью и творчеством можно на сайте его памяти: Перейти>>
Именно в Красных домах началась семейная жизнь моих родителей – Алексея Алексеевича Степутенко и Ольги Дмитриевны Никитюк. Они поженились в 1958 г. и переехали в дом 4, на 1-ую улицу Строителей. Папа – из общежития, мама с бабушкой – с улицы Карла Маркса, теперь Старой Басманной. Плюс две бабушкиных сестры, которые уже жили в этом доме, в соседнем подъезде.

Это я, Галя Степутенко, на спортплощадке д. 4 Фотографию делал мой папа, А. А. Степутенко

Это я, Галя Степутенко, на спортплощадке д. 4 Фотографию делал мой папа, А. А. Степутенко

Моя мама, Ольга Дмитриевна Никитюк (1925-2010), была старшим научным сотрудником ГМИИ им. А. С. Пушкина сайт музея>>, кандидатом искусствоведения, заслуженным работником культуры РСФСР. Мамину юность затронула война. Она тогда была школьницей. Ее отвезли в эвакуацию в Пермь (тогда – Молотов). Мама там проработала несколько месяцев в госпитале медсестрой. Потом, по возвращении в Москву, она поступила в МГУ им. М. В. Ломоносова.

После окончания университета в 1948 г. она пришла в ГМИИ, где и проработала до конца 2007 г. Мама была хранителем живописи и скульптуры, прекрасным лектором, участвовала в организации многочисленных выставок, входила в состав экспертно-закупочной комиссии Министерства культуры СССР. У нее около 80 публикаций, есть государственные награды.
Ольге Дмитриевне довелось работать на выставке подарков И. В. Сталину статья о выставке>>, проходившей в ГМИИ в 1949-53 гг. видео о выставке>> В 1950-57 гг. она была депутатом Киевского Райсовета. Ей удалось добиться получения жилплощади для 13 семей избирателей.
В разные годы мама показывала музей известным зарубежным лидерам, выдающимся деятелям отечественной культуры. Она часто вспоминала встречу с И. М. Смоктуновским, поразившим ее своей оригинальной и глубокой трактовкой картин Эль Греко и Гойи. Ей это было особенно интересно, т. к. она занималась, в том числе, и исследованием испанской живописи, была членом Общества дружбы «СССР – Испания».

Это папа, А.А.Степутенко на субботнике в доме 4 около 5-ого корпуса, начало 70-х.

К счастью, мама написала воспоминания о своей яркой музейной жизни. Например, о работе на Всемирной выставке в Брюсселе в 1958 г. Там был открыт большой павильон СССР с разделом советской живописи, а также международный павильон, в котором от нашей страны экспонировались французские картины XIX-XX вв. С ними и была отправлена О. Д. Никитюк. Мама вспоминала, как были удивлены летчики, увидев в качестве хранителя-сопровождающего такого ценного груза не солидного мужчину, а ее – молодую хрупкую женщину.
Это была мамина первая командировка за границу, ее первый опыт. Потом она будет часто ездить с картинами в разные страны: Италию, Францию, Бельгию, Испанию, Германию и др. Во время поездки в Париж в 1991 г. она жила у Лидии Николаевны Делекторской читать>>, которая была музой Матисса и другом ГМИИ.
В свою последнюю служебную командировку мама ездила в Испанию, в 1999 г., но особенно ей запомнилась первая встреча с этой страной. Речь идет о ее первой туристической зарубежной поездке, в 1965 г. Группа была небольшая, в нее входили известные деятели науки и культуры, в том числе, поэт Л. И. Ошанин, композитор Н. В. Богословский, автор «Брестской крепости» писатель С. С. Смирнов.
Мама проехала всю Испанию, с севера на юг, побывала на известном кинофестивале в Сан-Себастьяне. Впечатления от этой поездки дали ей возможность впоследствии написать книгу «Кордова, Гранада, Севилья». книга>>
Нужно сказать, что мамин приход в музей, которому она посвятила почти 60 лет, был символичным. Ведь еще в 1912 г., на открытии музея Изящных искусств (будущий ГМИИ), в хоре пела ее тетя – Юлия Александровна Дороватовская (1896-1985 г.г. ) (тогда – Чернышева).
Юлия Александровна, бабушкина сестра, моя любимая Юля, часто об этом вспоминала. На этой торжественной церемонии она видела царя, Николая II, и ей запомнилось, что у него было очень доброе лицо.
Юлия Александровна была творческой личностью. Видимо, такие основы были заложены еще в годы ее обучения в известной гимназии В. В. Потоцкой, в которой преподавали известные педагоги - Н. В. Чехов, В. А. Грифцов, Н. А. Гейнике, П. С. Коган, С. С. Григорьев, В. И. Стражев. В 1920-21 гг. она была артисткой хора Московского Камерного театра Таирова. подробнее о театре>>
Она также хорошо рисовала и шила. К сожалению, серьезные проблемы со здоровьем не позволили ей связать свою деятельность с театром. Она работала в разных местах, но потом была вынуждена уйти по инвалидности. Но ее притягивала сцена, и она, на общественных началах, вела в школе драматический кружок и ставила с детьми спектакли по произведениям А. С. Пушкина, за что получала благодарности.

Маме и тете Нине (Нине Павловне Дороватовской) она делала красивые восточные костюмы, уже в моем детстве – много шила мне. А сколько она разучивала со мной стихов и песен! Я помню, как она мне читала «Сон Татьяны» из «Евгения Онегина». Мне тогда было года четыре, и я обожала эти стихи, конечно, воспринимая их как-то по-своему.

У Юлии Александровны был живой, веселый характер и большое желание все время что-то делать для близких людей (преодолевая болезнь позвоночника). Она все время вспоминала что-то интересное, например, о событиях 1905 года события>>. Тогда в Москве произошло знаменитое Декабрьское восстание, а она жила как раз на Пресне и после стрельбы ходила собирать гильзы. Ей, девятилетней девочке, это казалось любопытным занятием. После таких рассказов события, которые я изучала только по учебникам истории, для меня сразу оживали.
Юлия Александровна дружила с сестрами Маяковского, особенно с Ольгой. Когда она бывала у них в гостях, то видела и самого поэта. Она оставила об этом небольшие записи.

Это я, Галя Степутенко, на фонтане. Фотография А. А. Степутенко.

В свое время Юлия Александровна мне рассказывала, что, когда она только что приехала в Красные дома, рядом было поле, засеянное злаками. А там, где сейчас Черемушкинский рынок, была деревня и луг, где пасли скот. Это подтвердила и Нина Павловна Белявская, когда несколько лет назад делилась со мной воспоминаниями о нашем районе середины 1950-х гг.
Как я уже говорила, с 1958 г. в Красных домах стала жить моя бабушка – Серафима Александровна Никитюк (Чернышева, 1900-1985). Она работала старшим бухгалтером Госэкономкомиссии Совета Министров СССР. Ей, как и людям ее поколения, пришлось пережить и 1-ую Мировую войну, и революцию, и Гражданскую войну, и Великую Отечественную…
Окончив в 1918 г. гимназию Общества Преподавателей, она пошла работать. Серафиме Александровне пришлось трудиться в разных местах, начиная с Желескома района Московско-Киево-Воронежской железной дороги и Финансово-Счетного Управления Народного Комиссариата Продовольствия.
Проработала она до 1957 г. Бабушка была награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.» и «В память 800-летия Москвы». Приехав в Красные дома, она уже была на пенсии и могла посвятить себя семье.
Для меня Красные дома – «начало начал». Я здесь родилась и выросла, окончила школу № 11, стоящую напротив.

Около дома 4, корпус 5. Слева направо - Галя Степутенко, Марина Лебедева, Катя Никитина, Тоня Никитина, Нина Павловна Белявская, 60-ые годы.

В 4-м доме жили некоторые мои подруги-одноклассницы. Это, прежде всего, Катя Никитина. Ее сестра Тоня была немного моложе и тоже училась в нашей школе. Хорошо помню их отца – замечательного художника-плакатиста Николая Федоровича Никитина. Он помогал делать школьные газеты к праздникам, подбирал колер для стен.
Кажется, в конце 1980-х или в 1990-х гг. в ДК ЗИЛ прошла его персональная выставка уже как живописца. До сих пор у меня сохранились в памяти очень выразительные портреты его дочерей.
В соседнем подъезде жила моя одноклассница Оля Буйволова. Ее мама работала на Трехгорке. Потом они получили квартиру и уехали в другой район. Еще одна моя одноклассница, Марина Лебедева, жила в нашем подъезде. Мы в детстве много вместе играли. Зимой катались на санках «на гаражах», летом «брызгались» в фонтане, который почти всегда был полон воды. У нас были популярны разные игры с мячом: «вышибалы», «штандр» и др., а также игра в резиночку и в классики.
Родители Марины были фотографы. Когда мы учились в младших классах, она нам дарила красивые фотографии животных. В начале 1970-х гг. они переехали в другой район. Новые отдельные квартиры получали постепенно, многие жили в коммуналках.

Ю. Ф. Шульц

В соседнем 6-ом доме жили хорошие знакомые моей мамы – Юрий Францевич Шульц и Наталия Андреевна Вознесенская. Ю. Ф. Шульц (1923-2005) был известным филологом-античником, доктором наук, переводчиком, преподавателем латыни во 2-ом Медицинском институте. Юрий Францевич был участником Великой Отечественной войны, получил тяжелые ранения, награжден орденом «Славы».
А начинал он свою трудовую деятельность, после окончания МГУ, в ГМИИ им. А. С. Пушкина, в отделе нумизматики. Он там работал в начале 1950-х гг. и познакомился с моей мамой. Потом он ушел из музея и занялся преподаванием, но дружеские отношения у них сохранились на всю жизнь. Мои родители часто ходили в гости к Юрию Францевичу отмечать 9 Мая, этот святой для всех праздник.

Н.А. Вознесенская, в гостях у нас, в д. 4. Справа - моя мама, О. Д. Никитюк. Фотографировала я. Это, примерно, 2005-2006 г.

Его жена, Н. А. Вознесенская (1930-2011) – сестра поэта Андрея Вознесенского. Она работала врачом-реабилитологом в поликлинике ЦКБ РАН. Когда мой папа после тяжелого инсульта оказался прикованным к постели, она не раз к нам приходила для медицинских консультаций, разрабатывала для него комплекс упражнений и поддерживала нас всех добрым словом.

Мой рассказ о близких мне людях, живших в Красных домах, будет неполным без имени архитектора А. В. Власова (1900-1962) биография>>, разработавшего генеральный план застройки Юго-Запада. Александр Васильевич был нашим родственником: моя мама была его племянницей, для нее он был «дядя Шура». По его проекту был построен Крымский мост, в 1950-55 гг. он был главным архитектором Москвы.

 

А. В. Власов, справа от него моя мама, О. Д. Никитюк; слева - жена его сына - И. В. Власова, слева от нее - сестра жены архитектора Власова - Е. В. Янчук. 1959 г.

А. В. Власов, справа от него моя мама, О. Д. Никитюк; слева - жена его сына - И. В. Власова, слева от нее - сестра жены архитектора Власова - Е. В. Янчук. 1959 г.

Спасибо Александру Васильевичу, спасибо другим архитекторам, работавшим вместе с ним, спасибо строителям и всем-всем-всем, кто создал Красные дома! Теперь они уже стали «объектом культурного наследия» со своей историей – историей тех людей, что в них жили, и чья жизнь вплеталась в ткань общей Истории нашей страны.

Г. А. Степутенко 26.04.2016 г.

Авторизация

Войти с помощью: 

Регистрация

Войти с помощью: 

Генерация пароля